“Бабий Яр” или “Дорогожичи”. Переименовать нельзя оставить | #Буквы


Переименованиями улиц и топонимов Киева уже никого не удивишь. Времена меняются, и на борьбу за умы граждан, их восприятие мира и города выходят все больше социальных групп.

И если раньше все упиралось в уборку с карты города действительно устаревших и совершенно не связанных с Киевом советских названий, направленных на формирование тоталитарного сознания советских граждан (например, улица белорусского командарма времен гражданской войны Уборевича, или советского писателя Горького), теперь процесс охватил и другие области. Так, писатели ратовали за переименование исторической улицы Тверской в Ежи Гедройца, и это не считая периодические инициативы по переименованию площади и станции метро Льва Толстого.

Очередным громким случаем, вызвавшим горячие дискуссии, стала инициатива Мемориального центра Холокоста о переименовании станции метро «Дорогожичи» в «Бабий Яр».

Что такое Бабий Яр

Бабий Яр –  историческая местность на территории Киева, в первой половине ХХ века – огромный овраг более 2 км в длину и 50 метров в глубину.  Это один из крупнейших природных оврагов в черте города в Европе в целом. Вероятно, поэтому именно это место было избрано нацистами, захватившими Киев в 1941 году в ходе Второй Мировой войны, как место массового уничтожения евреев.

Именно тут в 1941-43 годах немецкими оккупантами и их колаборантами были расстреляны сотни тысяч людей, большинство из которых составили киевские евреи. Также тут были расстреляны советские военнопленные, члены ОУН, представители цыганской общины, пациенты из расположенной рядом психиатрической больницы им.  Павлова. Кстати, именно психически больные люди, которые с токи зрения нацистской идеологии считались «неполноценными», стали первыми жертвами Бабьего Яра – их убили тут еще летом 1941 года, после вступления нацистов в город.

Затем, с сентября 1941, тут произошли массовые расстрелы киевских евреев. Только за три дня 29-31 сентября тут было расстреляно более 30 000 членов киевской еврейской общины.

В отличие от лагерей смерти (Аушвиц-Биркенау, Треблинка), нацисты сгоняли в яр людей и расстреливали из пулеметов не ведя их учета, поэтому точное число погибших в Бабьем Яру неизвестно. Называются цифры от 80 до 200 тысяч человек.

Расстрелы в Бабьем Яру нанесли тяжелый удар по еврейской общине Киева. Если еще в 1939 году евреев в Киеве насчитывалось 26%, то уже в 1950-е, после войны – только 12%, которые тоже быстро улетучились – шок от пережитого привел к тому, что многие иудеи эмигрировали в новообразованный Израиль, покинув дома и магазины в центре. Знаменитый ЕвБаз (Еврейский Базар) пришел в упадок, а затем и был вовсе снесен, ради строительства Цирка и площади Победы. Киев потерял частицу своей мещанской повседневной культуры, став более монотонным. Все это прямое следствие массового уничтожения людей нацистами в ходе Холокоста.

Показательно, что после войны советская власть неохотно вспоминала о трагедии Бабьего Яра. К евреям в СССР, несмотря на провозглашаемый интернационализм, отношение было крайне прохладное, как и к вопросам холокоста, а все остальные группы, расстрелянные в Бабьем Яру, тоже не были приоритетными для советской власти. Советский архитектор, один из авторов мемориала «Бабий Яр» Анатолий Игнащенко, так описывал этот советский феномен. 

«Согласно тогда господствовавшей у нас идеологии …все жертвы Бабьего Яра не заслуживали народной памяти: украинцы — националисты, военнопленные — подлые трусы и предатели. По поводу евреев бытовало мнение: что это за нация, если не сопротивляясь фашистам, по первому зову оккупантов пришла, как стадо овец, в Бабий Яр на расстрел… О тысячах военнопленных умалчивали — разве могли солдаты, офицеры, генералы доблестной советской армии тысячами сдаваться в плен?!»

Более того – советская власть делала все, чтобы «замять» трагедию на карте города. Часть Бабьего Яра просто  засыпали, провели метро и построили новые жилые массивы. Активное строительство привело к Куреневской трагедии 1961 года, когда строительная пульпа потекла через Яр и полилась на Подол, уничтожил десятки зданий и убив по разным оценкам, несколько сотен киевлян. Но масштабное строительство это не остановило, и скоро вокруг места трагедии выросли   новые массивы, ныне известные как Сырец и Дорогожичи.

Мемориал в Бабьем Яру советская власть таки возвела… аж в конце 70-х. Без упоминания про евреев, которых среди расстрелянных там было большинство. Киевлян это не особо волновало – многие из них банально не знали о масштабе происходившего. В послевоенное время Киев переживал бурную урбанизацию, население выросло от 150 000 в 1944 году до трех миллионов в 1991-м, город рос за счет приезжих украинцев и русских, которые просто не помнили старого  Киева и его погибших обитателей.

В годы украинской независимости эту несправедливость постарались исправить, возвели ряд других мемориалов, напоминающих про убитых там евреев, цыган, украинских националистов и православных священников. Но до создания полноценного мемориала жертвам Холокоста там так и не дошло.

Именно этим свою инициативу объяснили представители Мемориала, в том числе Максим Яковер.

«Зайдя в проект Бабий Яр я с удивлением обнаружил, что Город не помнит о том, как убили четверть наших горожан. Многие говорят, что нельзя забывать эту трагедию. Но чтобы не забывать, нужно постоянно что-то делать для этого. Поэтому мы выходим с инициативой о переименовании станции метро “Дорогожичи” в “Бабин Яр», – отметил Яковер.

По его мнению, это – «только начало». Название должно напоминать киевлянам и туристам о трагедии путем собственно нейминга места, на котором находится станция метро. По его словам, это название должно быть «прологом» к будущему мемориалу.

«Наш фонд готов покрыть все затраты метрополитена, связанные с переименованием и редизайном», – пишет  Яковер.

В еврейской общине Киева отнеслись к идее переименования позитивно, но осторожно, предполагая, что такая идея может быть воспринята в Киеве далеко не всеми. Пресс-секретарь общины Леонид Барац комментировать официально эту тему отказался.

Как бы там ни было, инициатива уже подана в профильную комиссию при Киевсовете, которая занимается переименованиями.

Сопротивление 

У инициативы тут же нашлось довольно много критиков. Недоброжелатели и несогласные пришли в комментарии как к Яковеру, так и к другим сторонникам переименования. Недовольство части киевлян было вызвано как посягательством на название исторической местности – Дорогожичи, так и желанием, чтобы станция метро и местность ассоциировались именно с трагедией.  Один из пользователей Фб  мрачно отметил, что вскоре недовольство может кончится черным юмором.

У недовольных нашлись свои сторонники среди историков и чиновников. Например, против выступил Украинский Институт Национальной памяти.

«Мы поддерживаем название «Дорогожичи». Оно географически привязано к этой местности, закрепилось за ней исторически», – говорит Буквам сотрудник УИНП Максим Майоров.

И действительно, Дорогожичи – название довольно старое. Впервые название местности упоминается в Ипатиевской летописи 1171 года.

«пришедше сташа на Дорогожичи подъ ст҃ымъ Курило» – так описывается основание Кирилловского монастыря.

Но специалистов волнует не только это. Историк и активист Игорь Бигун отмечает, что попытка подчеркнуть трагедию Бабьего Яра путем названия станции метро приведет к обратному результату – станция метро затмит сам Бабий Яр и «выживет» его первоначальный смысл.

«Это просто может превратиться в название жилого района, как Виноградарь или Нивки. Вынесение названия из узкосмыслового значения в общий обиход приведет к тому, что это слово будет через лет 20 означать не место трагедии, а просто  очередную местность города», – говорит Буквам Бигун. 

Есть у него и замечания по поводу самого переименования – ведь станция метро может невольно выступить символом именно того, чему посвящен мемориал. 

« Я уже молчу о том, что сама смысловая нагрузка такого переименования именно станции метро крайне двузначна – ведь именно железнодорожный вагон является одним из символов Холокоста, именно в вагонах вывозили евреев в лагеря, недаром вагон – один из ключевых экспонатов музея Яд-Вашем. «Обережно, двері зачиняються, наступна станція Бабин Яр» – это  может быть совершенно непонятно для одних и чрезвычайно больно для других», – считает Бигун.

Среди профессиональных историков отношение к переименованию также сложное. Доктор исторических наук, профессор Георгий Касьянов считает, что такая инициатива делается для  популяризации Мемориала, но вряд ли сможет привить киевлянам историческую память о событиях в Бабьем Яру. Впрочем, отметил он, это – проблема не только Киева. С непониманием значения мемориальных мест и названий сталкиваются во всем мире, в условиях глобализации старыми методами – проблема не решается.

«Единственный выход – просвещение, но это малоэффективно. В Берлинском мемориале Холокоста народ иногда ест и пьет прямо на камнях, селфится  с радостными улыбами, а у нас к мемориалу Голодомора ездят свадьбы», – отмечает историк.

Урбанист  и один из вдохновителей реформы децентрализации, экс-советник президента Анатолий Ткачук отмечает, что перенос названия из сферы памяти в сферу повседневного употребления может нанести большой вред самому событию, о котором пытаются сохранить память.

«Представляю инициативу заменить название “Майдан Незалежности” на “Майдан”! Это же катастрофа! Просто нивелируется Майдан, как явление, а банально растворяется среди станций метро», – отмечает Ткачук.

Сами же пользователи соцсетей просто отнеслись с непониманием, особенно в профильных группах жителей Дорогожичей. Часть из них вписала происходящее в общий контекст переименований, к которому отношение больше негативное в стиле «НЕЧЕМ БОЛЬШЕ ЗАНЯТЬСЯ?». Все понимают – несмотря на желание инициаторов, переименование станции метро неизбежно потянет за собой новое название местности, что быстро распространится на близлежащие микрорайоны. Поэтому многие просто не хотят, чтобы место их жительства ассоциировалось с трагедией. Сторонников переименования  – не так много, они отмечают, что сама местность вместо Дорогожичей могла бы называться Сырцом.  Правда, надо отметить, что Сырец – тоже местность с грустной историей – именно тут располагался нацистский концлагерь «Сырец».

Есть вопросы к инициативе и от городских активистов. Урбанист и журналист Владимир Хенгистов в отличие от историков считает, что в самой идее переименования нет больших проблем. Подобная практика есть во многих странах – так, в Кракове одна из центральных исторических площадей – площадь Згоды – была переименована в честь Героев Краковского Гетто. Да и в Киеве есть примеры, отмечает Хенгистов, например, переименование исторической улицы Институтской в аллею героев Небесной сотни.  По его мнению, главная беда в том, что инициаторы пошли крайне неприятным путем – сразу внесли инициативу на комиссию. И это может иметь последствия в виде отношения горожан к подобным инициативам в будущем.

«Любая подобная инициатива должна начинаться с широкой публичной дискуссии. Именно с нее следовало начинать инициаторам проекта: с людьми нужно налаживать общение, выслушивать их контраргументы, проговаривать свою позицию и обосновывать свои доводы. Но ничего подобного сделано не было. Инициаторы начали сразу решать вопросы с чиновниками в обход горожан, которых словно нет и которых даже слушать не стоит, потому что начальству всегда виднее. Столь явный игнор и нежелание разговаривать лишь усиливает конфликт», – отмечает урбанист.

Поиски компромисса

При этом даже самые непримиримые противники переименования признают – память о Бабьем Яре крайне недостаточна, и она должна быть вживлена в транспортную топонимику города. Сделать это крайне сложно, учитывая что рядом выросли жилые массивы и в них уже 50 лет как кипит новая жизнь.

«Мы будем выносить предложение, чтобы при объявлении станции «Дорогожичи» в метро к объявлению добавляли упоминания, что станция – выход к Мемориалу «Бабий Яр», – отмечает сотрудник УИНП Максим Майоров.

При этом ряд членов еврейской общины отметили нам, что хотели бы, чтобы станция метро, расположенная рядом, напоминала о трагедии Бабьего Яра, может и не непосредственно таким называнием.  Как нам известно, рассматривается и другое название – «Мемориальная».

Само рассмотрение инициативы начнется в комиссии по переименованиям в марте, отметил нам секретарь комиссии Ярослав Шибанов.

«Все процедурные моменты пройдены, подача была сделана согласно всем нормативным моментам, но начнется рассмотрение, вероятно, не раньше марта», – говорит он.

Так или иначе, инициатива с переименованием стала примером того, что получается, когда трагедия умалчивается десятки лет, и что происходит, когда ее пытаются замять новой жизнью прямо на могиле ее жертв. Конфликт ужасов Бабьего Яра с кофейнями и суетливой жизнью пятиэтажек Дорогожичей стал неизбежен благодаря многолетней политике советской власти, желающей заставить молчать историю.

Если украинское общество сможет достойно и компромиссно развязать этот гордиев узел – это станет достойной оценкой в очередном нашем экзамене на зрелость. История, в том числе и этого случая, учит нас тому, что вопреки либеральным лозунгам, победитель – не всегда получает все. Или, наоборот, тот, кто не получает всего – тот, возможно, и есть победитель.





Источник